История города: Годы и судьбы

 

Novouralsk: The Pearl of the Urals

This is the town living under pseudonyms. Many of us remember it as Sverdlovsk-44 after its “mailbox” index. Many call it Verkh-Neyvinsk after the railway station and adjusted village. But it’s official name is Novouralsk, as it was called in 1954.

Novouralsk is a closed administrative-territorial entity according to the Russian Federation law “About closed administrative-territorial entity”

Novouralsk is situated on the Eastern slopes of the Ural mountains, in the upper reaches of the Neyva river, near the Verkh-Neyvinsky pond, in about 67 kilometers to the north of Ekaterinburg.

It’s hard to imagine now, but 65 years ago in the countryside of the Urals the town was born, that was destined to play a special role in our history; it’s here the significant part of the work for the creation of the nuclear shield of our country would be done. Once there were only the remote ural taiga and swamps, where the town is now. Human conquered a remote lot of forest land, dignified it and built a beautiful and modern town. Today, turning the pages of its history makes you wonder who and how was building Novouralsk?

 

Prehistory

The origin of Novouralsk began from the reclamation of spare land near Verkh-Neyvinsk railway station. The station was built in 1878 on the railroad brunch Ekaterinburg – Nizhniy Tagil.

In 1926 Sverdlovskiy department of Perm railroad began the erection of sanitarium for railroaders, to the south-west of Verkh-Neyvinsk railway station. The place was the most convenient; the Verkh-Neyvinskiy pond joined by the creek with the unique lake Tavatuy, surrounded by mountains treed with pines, spruces, birches, quaking asps and silver-firs; clear air, large finny pond, proximity to administrative center and railway station.

That years suburban train ran from Sverdlovsk station to Verkh-Neyvinsk station, by which the vacationer arrived. N.K. Salamatov was appointed as a first director of the sanitarium, then he was replaced by V.M. Tsapaev. In 1935, when Gornozavodskaya railroad was fully electrified, electric train began to operate in this route.

One more organization to begin building here was All-Soviet Union trust “Sovhozstroymaterialy”. By 1937, it has built a garage of Verkh-Neyvinskaya wood storage place on the right bank of the Bunarka river. The garage included a place for motor maintenance, covered parking, overground warehouse for combustibles and lubricants and others. The garage director in 1937-1939 was N.P. Cheblakov.

In 1939 the erection of sanitarium “Uralskiy mashinostroitel” (the Ural mechanic engineer) for Uralmashzavod workers began.

The perspective of building the resort town was real, but the plans were disrupted by the war.

 

The town is born

Most often the date of birth of a town is the date of the first document execution on its territory or the date of first offtake if the town is tied to a town-forming plant.

Our town has three dates of birth.

 

The first date

In the beginning of the Second World War the Soviet government enacted several important regulations for reconstruction of the existing aircraft factories and building new ones.

In 1940 in the administration of the Central Committee of the All-Union Communist Party of Bolsheviks an aircraft department and a special committee were established. They supervised the building of the new aircraft enterprises. It was planned to double the number of aircraft factories to the end of 1941. The aircraft manufacture needed light alloys. The building of three plants for light metal junk melting began. One of them, the plant #484 was in the Urals.

The plant building began in the end of February and beginning of March, 1941. The Council of People's Commissars of USSR decreed to range it in a class of top-priority project. According to an old Ural tradition it was built as a plant-settlement. The 23rd unit of the Moscow building aircraft department chose the building place near Verkh-Neyvinsk railway station on purpose. Everything needed was there: the proximity to metals industry, raw materials, power, water and forest resources, skilled personnel availability.

For the building of the plant #484 389,5 hectares of land were provided from the national land resources; including 187 hectares for residential buildings. Deforestation and swamp drainage began. The first industrial and residential buildings laid the foundation of the future Novouralsk town.

In the beginning of March, 1941 M.N. Grechushnikov, acting Installations director of plant #484 sent by People's commissariat, arrived from Moscow. Later the erection was headed by D.A. Illarionov.

As the Great Patriotic War began, the enterprises of the western regions of the country started being evacuated to the east. In June the first echelons arrived to the Urals. The arrivals settled in Verkh-Neyvinskiy village, in schools and private houses. V.A. Polyakov was appointed as an Installations director of plant #484.

The first building was a small wooden cement bulk storage near the Bunarka river crossing to the plant “B”. In July, 1941 the building of the woodworking plant that produced panelized houses began where now Zarechnaya St. is situated.

Near Uralskaya mountain 25 veneer four-room houses were built and tent camp of 25 tents was established. On the map of the future town one of the first settlements appeared; “Fanerny” (Veneer), later named as “Zeleny Fanerny” (Green Veneer). The construction was lead by A.S. Pybakov.

In July the construction of barracks for detention camp ITK-11 NKVD began, in August a motorway across the settlement to the plant had to be built. In Autumn the first panelized houses appeared over Uralskaya mountain. This settlement was called “Pervomayskoe” (after the date of 1st May)

The plant was built by prisoners, installers, organizational recruitment workers, evacuated people, refugees from the immediate battle area and local public.

In October, 1941, the echelons of installers (military unit 1481) began to arrive. The same time the Central military hospital – “Arkhangelskoe” sanitarium was evacuated from Moscow. (The head of the hospital was a health service colonel Y.A. Oshmarin.) Three echelons were unloaded where now water station is situated. The hospital was accommodated in the building of “Uralsky mashinostroitel” sanitarium. In the middle of December it accepted the first injured. Today this building belongs to the boarding-school #53. The memorial tablet in a school museum sais that there in 1942-1943 the military hospital “Arkhangelskoe” was situated.

With more and more evacuated in the new settlement there was a drastic shortage of the residential space. All the effort was hurled into building it: one by one the new houses appeared in the settlements “Postoyanny” (Permanent), “Vremenny” (Temporary), “Fanerny”, “Pervomaysky”, GULAG. The veneer houses were sized 10x10 meters; the walls were filled with wood cuttings and veneered from the both sides. The houses were divided into 4 rooms, and 4 families lived in each house. The barracks were pre-fabricated and panelized. They were made in the woodworking plant and put together on-site. They were quick to put together. For example, one brigade made the barrack for 36 hours; they were awarded with an Order of Lenin for this.

In 1942 in “Postoyanny” settlement were already the first houses built: ##33, 35, 37. They were built of sided timber brought from Solikamsky woodworking plant. These eight 12-apartment wooden houses can still be seen today in the main Street of the town – Lenin St. The people of Novouralsk preserved them as a kind of landmarks of the period, replacing the old “internals” with the new ones and coating with tile.

In 1943 the bulks of the plant were almost ready. But the enterprise was planned before the war for german equipment. Of course, the equipment from German didn’t arrive, so the startup of a plant didn’t happen.

In the Spring, 1944 the plant #261 producing landing gears was relocated from Berezovsk (Sverdlovsk region) to the construction sites of the plant #484. The plant #484 was united with the plant of Berezovsk. The integrated plane (#484 and #216) got the name of State Union Plant #261 of People's commissariat of aircraft industry. The Plant #261 was working up to the December, 1945.

After the Victory the plants evacuated to the east and supplying the frontline began to phase down. December 1, 1945 the plant #261 was passed to the First Head Office affiliated with Council of Ministers of the USSR. The settlement had no common name. Administrative-territorial government was carried out by Nevyansk district council through the plant administration, omitting Verkh-Neyvinsk settlement council.

The industrial site of the plant #261, according to the decision of the Council of People's Commissars of the USSR was passed for the building of a new plant manufacturing enriched uranium.

 

The second date

This is the date of the first echelons of installers arrival for the building of the first gas diffusion plant in our country; the plant #813 producing enriched uranium. The date is December 25, 1945.

From the beginning of 1946, the building of the new plant and settlement began. There was no basis of the building industry, no machinery, and no building staff. But the task was: to create a plant of infant industry and a town with all the facilities as soon as possible.

There was a drastic shortage of machinery. According to the documents of 1946, the builders had the following transportations:

5 locomotives

71 motor vehicles

298 horses

Manual labor prevailed. The loads were lifted by the cranes with the capacity of 500 kilograms or manually. Mortar and concrete were made on the temporary plants and delivered by trucks. The first excavators appeared the next year.

Where ural taiga was the new engineering buildings began to grow and the workers’ settlement with them.

In 1947 the constructions of the objects on the second industrial cite (the town’s mechanical, electrical and heating basis) began. The same year were put in commission^

The first permanent school for 420 people, on Stroiteley St. and the first day-care on Pervomayskaya St.

The first permanent houses ## 5, 7, 10, and 28, on Lenin St.

The first permanent shop “Kamenny” (the Stonewall one), on Lenin St.

Administrative buildings ## 9 and 11 on Dzerzhinskogo St.

In the summer of 1947 the first summer camp was opened for children of the builders.

The research advisor of the works of enriched uranium-235 manufacture by the gas diffusion method was a corresponding member of Academy of Sciences of the USSR I.K. Kikoin. I.K. KIkoin was one of the first physicists who began their work with I.V. Kurchatov for the nuclear science and technology development in 1943. He was be fully engaged in the creation of the Nuclear Energy Institute after I.V. Kurchatov, where he worked till the end of his life. There’s no documented proof but the legend sais that I.K. Kikoin personally participated in the site finding for the industrial site. The Urals were preferred to Middle Volga.

In June 1949 the main task of the party and government was done. The first line of Ural Electrochemical Integrated Plant was put in commission, and the first production was made; 75% of U-235 isotope. It took three years to build 68,000 square meters of production area, industrial water supply and electricity supply complex.

By August, 1949, in our country with the efforts of Special committee affiliated with the Council of Ministers of the USSR with all the industry branches, many institutes and laboratories development design offices and design centers, many specialists, workers and even prisoners involved, the objects, enterprises, plants and organizations were created, that allowed to make the first nuclear explosive and test it on the Semipalatinsky shooting ground. It took four years total.

The collective with the unique scientific and creative potential formed in the plant during the period of the first gas diffusion installation and putting into operation in 1949-1952. The chosen diffusion method was based on the diffusion of UF6 in a gaseous form. This gas, as an isotopic mixture of U-238 and U-235, was pumped through cascades of porous nickel filters. For the construction of hundreds of thousands of such filters the process with the high level of automatization was developed. The effect was based on the different filter penetration for U-238 and U-235 isotopes.

This method had one substantial drawback – the extreme power consumption. For that case a powerful thermal electric power station in Verkhniy Tagil had to be built. Energy demanding means expensive. But the first hundreds of kilograms of metallic uranium-235 (U-235 critical mass is about 25 kilograms) for nuclear bombs were made by this method in 1949. The first nuclear bomb of U-235 was tested in 1951. Our integrated plant was the first in the Soviet Union to diffuse isotopes by the means of gaseous centrifuge. Nowadays the new generation of centrifuges, with much higher productivity then of previous models is used. These centrifuges can work nonstop for 15 years with failure level less then 0.1 per cent per year. Suffice to say that 50% of all diffusional powers worldwide is in Novouralsk. Here is something to be proud of in our science and technology!

With the plant growth, the settlement developed too. With the special resolution of Novouralsk infrastructure development, April 6, 1950, Council of Ministers of the USSR defined to start multistoried urban development. By that time the following urban objects had already been built: two schools, bath, canteen, “Rodina” cinema, residential buildings in Lenin St., Stroiteley St., Mayakovsky St., Mamin-Sibiryak St. and Pervomayskaya St. Before the 1955 year was out 122,300 square meters of living area were built, main building of the hospital, polyclinic, birthing centre, stadium for 5,000 seats, technical school, cultural center and other objects were put in commission.

April 23, 1956, City soviet of working people's deputies adopted a plan of the perspective town development. It provided heavy increase of housing construction, the Bunarka river beautification, bread-baking plant and new hospital complex building.

 

The third date

“Verkh-Neyvinsk settlement”, “department #2”, “Base #5”, “Construction #865”, “Mailbox 16”; these names and addresses the town had during fledging period and construction of the plant #813.

It took thirteen years to build the residential place, town-forming plants changed: plant #484, #261, Middle-Ural Copper-smelting Plant UEIP, and still the settlement had no name and local government – the Council of labor deputies. All the functions of the government were executed by the Administrative-executive department affiliated with the plant director and Installations director of the plant #865.

On March 17, 1954 only by the presidium decree of Supreme Soviet of the RSFSR the nameless settlement got the status of town and its own name Novo-Uralsk, but still continued living under “numeral” name of Sverdlovsk-44.

 

Closing the town

“We’re from Minsredmash”; well-known phrase for the pioneers of our unique gas-diffusion plant that gave birth to our town. With the decision of the Council of Ministers of the USSR, june 26, 1953 the Medium-scale engineering ministry (Ministerstvo srednego mashinostroeniya, or Minsredmash) was organized on the base of enterprises and organizations of the liquidated First, Second and Third main headquarters affiliated with the Council of Ministers of the USSR and submit to Special committee affiliated with the Council of Ministers of the USSR. There was good reason to place five of ten “closed towns” of Minsredmash on the Urals; in war-time the region had turned into the most industrial region of the country. Hundreds of enterprises were evacuated here from the west; with well-prepared engineers and workers. Also it was taken into account that the Urals are rich with natural resources and that in ural taiga it was easy to provide the level of top-secrecy Joseph Stalin insisted on. These and other arguments played their roles in favor of the decision of the placement of the first enterprises for uranium and plutonium manufacture for nuclear bombs in the Urals.

The first project of housing development of Novouralsk town (the enterprise settlement then) was developed by Leningrad design institute GSPI-II.

Urban environment in closed towns then could be defined as “Developed socialism”.

All the establishments and transport worked on schedule, people was low-abiding and as a rule had higher, secondary technical or secondary education. The nuclear integrated plants, research institutes, design-engineering department and testing ground were the town-forming basis of the “closed” towns.

High scientific potential and new technologies allowed to release the product of the highest quality, exceeding foreign analogues by many parameters. Everyone worked with the sense of the state significance of the performed tasks.

These towns’ architectural look was original too, as they were built according to the single general plan. The basis of the housing development were density and complexity, that was a significant distinction from the most towns and cities on the “mainland”.

The problem of renaming Sverdlovsk-44, as in the case of the other “closed” towns (Krasnoyarsk-26, Tomsk-7 etc.) appeared in the autumn of 1991, with the request of agencies of geodesy and cartography about under what names should the towns be placed on the new map of the Russian Federation. From that time the question of renaming became one of most important for the citizens. Plebiscite was lead. 12 variants were suggested for Sverdlovsk-44. Among them: Bunarsk, Verkh-Neyvinsk, Novouralsk, Ekaterinburg-44, Demidovsk, Atomgrad. 76% per cent of the pollees were in favour of Verkh-Neyvinsk.

But the RF Government Decree of January 4, 1994 set the record straight. The names officially reserved to the towns and denoted in 1954 were returned to them. (By the way, in those days the name Novouralsk already was written on the deputative and party membership cards and certificates and was used on the official stamps and some documents until 1966.)

That’s how the name of our town was released from “confidential” classification level. But the name got joined-up writing; Novouralsk, not Novo-Uralsk.

Who named the town this way is unknown now. There are many different legends about it, but not documented. As G.D. Zavada, the honorary citizen of our town, recalls: “We’ve got the letter from the Ministry and the Political administration, they want us to offer the name of our future town. Three variants are needed. The letter is secret, so tell nobody!”

In the book of V.L. Deshkevich “The recall of mass-spectrometrist” we can find the recall about the research advisor of UEIP Mikhail Vasilyevich Yakutovich: “I’ve just reported to Moscow by HF on the request the name I’d invented, it took me less than five minutes, I’ve called the town ‘Novouralsk’.”

The town was released of “confidential” classification level but the new status “Closed Administrative Territorial Unit” appeared. The status appeared in judicial documents in the beginning of 90s, but was enshrined by the RF Law on July 14, 1992, and became operative in 1994. Since 1996 The Closed Administrative Territorial Unit includes Novouralsk and the rural settlements: Murzinka, Taraskovo, Pochinok, Palniki and Elani. The Closed Administrative Territorial Unit has the single territory, self-governing authorities, municipal property and budget.

Due to implementation of the Federal law “About the common principles of organization of local government in the Russian Federation” in 2006 the new interpretation appeared; Novouralskiy Urban Okrug (NUO). Novouralsk town is the center of Novouralskiy Urban Okrug.

 

The compiler:

Municipal Budgetary Institution of Culture “Public library” of Novouralsky Urban Okrug

 

Sources used:

Anuryev Y.P. “Novouralsk: years and fates” – Ekaterinburg, 1995. – 402 pages, illustrated.

Beryuhov B.V. [and others] “Familiar strangers: Novouralsk. Lesnoy. Zarechny” – Ekaterinburg: Sokrat publishers, 2006. – 352 pages, illustrated.

Zhidkova O. “On the back streets of our past” – “Neyva” newspaper, December 9, 2003 (#98), p.18.

Nikanorov D. “About ‘the green wave’ and video monitoring” – “Nasha gorodskaya gazeta” newspaper, June 18, 2007 (#29), p.7.

“Novouralsk: inform. Photoalbum”, V.V. Komariv - text author, compiler and layout artist. Novouralsk [library publishers], 1999 – 95 pages, illustrated.

Shmulevich L.A. “Behind the barracks the forest rustled…” – “Neyva” newspaper, February 16, 1999 (#13), p.2.

Новоуральск - жемчужина Урала

Город, живущий под псевдонимами. Многие еще помнят его как Свердловск-44, по индексу «почтового ящика». Большинство жителей называют его Верх-Нейвинском, по имени железнодорожной станции и прилегающего поселка. Официально это – Новоуральск, так его назвали в 1954 году.

Город Новоуральск является закрытым административно-территориальным образованием в соответствии с Законом Российской Федерации «О закрытом административно-территориальном образовании».

Новоуральск расположен на восточных склонах Уральского хребта, в верховьях реки Нейвы, на берегу Верх-Нейвинского пруда, примерно в 67 км к северу от Екатеринбурга.

Сегодня трудно представить, что 65 лет назад в уральской глубинке родился город, которому суждено было занять особое место в истории Отечества, — именно здесь немало будет сделано для создания ядерного щита страны. На месте нынешнего Новоуральска были только глухая уральская тайга и болота. Человек отвоевал себе у природы лесной угол, облагородил его и построил красивый современный город. Сегодня, листая страницы его истории, невольно задумываешься, кто и как строил Новоуральск?

Предыстория

Зарождение города Новоуральска началось с освоения свободной земли, расположенной рядом со станцией Верх-Нейвинск. Железнодорожная станция Верх-Нейвинск была построена в 1878 году на линии Екатеринбург — Нижний Тагил.

В 1926 году Свердловским отделением Пермской железной дороги, юго-западнее станции Верх-Нейвинск, было начато строительство дома отдыха для железнодорожников. Место для этого было самое подходящее: Верх-Нейвинский пруд, соединенный протокой с уникальным озером Таватуй, окруженный горами, по склонам которых росли стройные сосны и ели, белоствольные березы, осины и пахучие пихты, чистый воздух, большой водоем, богатый рыбой, близость к областному центру и железнодорожной станции.

В те годы от станции Свердловск до станции Верх-Нейвинск ходил дачный поезд, на котором в дом отдыха приезжали отдыхающие. Первым директором дома отдыха был назначен Н. К. Саламатов, его сменил В.М. Цапаев. В 1935 году, когда была полностью электрифицирована Горнозаводская железная дорога, по этому участку стали курсировать электропоезда.

Еще одной организацией, начавшей здесь строительство, стал Всесоюзный трест «Совхозстройматериалы». К 1937 году он построил на правом берегу реки Бунарки автогараж Верх-Нейвинской лесобазы. В его состав входили помещение для ремонта машин, крытая стоянка для автомашин, надземный склад горюче-смазочных материалов и другие помещения. Начальником гаража в 1937—1939 годах был Н.П. Чеблаков.

В 1939 году началось строительство санатория для работников Уралмашзавода «Уральский машиностроитель».

Перспектива строительства города-курорта была реальной, но все планы нарушила война.

 

Рождение города

Чаше всего датой рождения города считается дата подписания первого документа на его территории или дата выпуска первой продукции завода, если это города-заводы.

У нашего города три даты рождения.

 

Дата первая.

В начале Второй мировой войны Советское правительство приняло ряд важнейших постановлений о реконструкции существующих и строительстве новых авиационных заводов.

В 1940 году в аппарате ЦК ВКП (б) были образованы авиационный отдел и специальная комиссия, которые курировали строительство предприятий авиационной промышленности. К концу 1941 года планировалось удвоить число авиационных заводов. Для самолетов требовались легкие сплавы. Началось строительство трех заводов по переплавке лома легких металлов, один из них завод № 484 на Урале.

Строительство уральского завода началось в конце февраля - начале марта 1941 года. Постановлением СНК СССР оно было отнесено к разряду ударных строек первостепенной важности. Возводился он по старой уральской горнозаводской традиции как завод-поселок. 23-й отряд Московского строительного аэроуправления выбрал площадку рядом с железнодорожной станцией Верх-Нейвинск неслучайно. Здесь было все необходимое: близость предприятий металлургической промышленности, сырьевые, энергетические, водные и лесные ресурсы, наличие квалифицированных кадров.

Под строительство завода № 484 из государственного земельного фонда было выделено 389,5 гектара земли. В том числе 187 гектаров - под жилищно-бытовые постройки. Начались вырубка леса и осушение болот под промышленную площадку. Рождение жилых и промышленных зданий на этой территории и положило начало будущего города Новоуральска.

В первых числах марта 1941 года из Москвы по направлению Народного комиссариата авиационной промышленности СССР прибыл и.о. начальника управления строительства завода № 484 М.Н. Гречушников. Позднее строительство возглавил Д.А. Илларионов.

С началом Великой Отечественной войны предприятия из западных регионов страны стали эвакуировать на восток. Уже в июне на Урал прибыли первые эшелоны. Приехавшие разместились в поселке Верх-Нейвинском, в школах и частных домах. Начальником управления строительства № 484 был назначен В.А. Поляков.

Первым собственным сооружением был маленький, сколоченный из досок склад цемента около переезда через реку Бунарка к заводу «Б». В июле 1941 года на месте современной улицы Заречной началось строительство деревообрабатывающего завода, который выпускал щитовые домики.

Около горы Уральской были построены 25 фанерных четырехкомнатных домиков-юрт и развернут палаточный городок на 25 палаток. Так на карте будущего города появился один из первых поселков - Фанерный, прозванный позднее Зеленый Фанерный. Его строительством руководил А.С. Рыбаков.

В июле принялись за бараки для лагеря ИТК-11 НКВД, а в августе предстояло построить шоссейную дорогу через поселок к строящемуся предприятию. Осенью появились первые сборные щитовые дома за Уральской горой. Это поселение назвали поселком Первомайским.

Завод строили заключенные, военные строители, рабочие по оргнабору, эвакуированные, беженцы из прифронтовой полосы и местные жители.

В октябре 1941 года стали прибывать эшелоны с личным составом военных строителей в/ч 1481. И тогда же из Москвы был эвакуирован Центральный военный клинический госпиталь — санаторий «Архангельское» (начальником госпиталя-санатория был полковник медицинской службы Я.А. Ошмарин). Три эшелона разгружали на месте сегодняшней водной станции. Госпиталь разместили в зданиях санатория «Уральский машиностроитель» Уралмашзавода. В середине декабря он приняли первых раненых. Сейчас это здание принадлежит школе-интернату № 53. Мемориальная доска в школьном музее гласит, что здесь в 1942-1943 гг. располагался военный госпиталь «Архангельское».

Эвакуированных в новом населённом пункте становилось все больше, и жилья катастрофически не хватало. Все силы строители бросили на его возведение: один за другим строились дома в посёлках «Постоянный», «Временный», «Фанерный», «Первомайский», ГУЛАГ. Фанерные домики были размером 10×10 м. Стены засыпались опилками и обшивались с двух сторон фанерой. Домики были разделены на 4 комнаты, и жило в них по 4 семьи. Бараки же были сборно-щитовыми. Они изготавливались в ДОКе и собирались на месте. Собирались быстро: один барак был собран за 36 часов. За это бригада была награждена орденом Ленина.

В 1942 г. в Постоянном поселке уже были построены первые дома №№ 33, 35, 37 из деревянного бруса, который привозили из Соликамского деревообрабатывающего комбината. Эти восемь 12-квартирных деревянных домов можно увидеть и сегодня на главной улице города — улице Ленина. Новоуральцы решили сохранить их как своеобразные архитектурные памятники эпохи, заменив обветшавшую внутреннюю «начинку» на суперсовременную и облицевав «под черепицу».

В 1943 году были практически готовы корпуса завода. Но предприятие было спроектировано еще до войны под оборудование германского производства. Естественно, из Германии оно не поступило, и пуск завода не состоялся.

Весной 1944 года на стройплощадки 484-го завода из города Березовска Свердловской области был перебазирован завод № 261 по выпуску шасси к самолетам. 484-й завод объединили с Березовским заводом. Объединенный завод (484-й и 261-й) получил наименование Государственный Союзный завод № 261 Наркомата авиационной промышленности. Завод № 261 проработал до декабря 1945 года.

После Победы заводы, эвакуированные на восток и снабжавшие фронт, стали свертываться. 1 декабря 1945 года завод № 261 был передан в Первое Главное Управление при Совете Министров СССР. Общего названия заводской населенный пункт не имел. Административно-территориальное управление осуществлялось непосредственно Невьянским районным Советом через администрацию завода, минуя Верх-Нейвинский поселковый Совет.

Промышленная площадка завода № 261, согласно Постановлению СНКСССР от 1 декабря 1945 года, была передана под строительство нового завода по производству обогащенного урана.

 

Дата вторая.

Это дата прибытия эшелонов военных строителей для строительства первого в стране газодиффузионного завода для производства высокообогащенного урана № 813 - 25 декабря 1945 года.

С начала 1946 года началось строительство нового завода и жилого поселка. Не было базы стройиндустрии, механизмов, строительных кадров. Но была задача : в кратчайшие сроки создать комбинат новой отрасли промышленности и город со всеми необходимыми для нормальной жизни условиями.

Катастрофически не хватало техники. Согласно документам 1946 года, строители имели транспортных средств:

  • паровозов — 5

  • автомашин — 71

  • лошадей — 298.

Господствовал ручной труд. Грузы на высоту поднимали с помощью кранов грузоподъемностью 500 килограммов либо вручную. Раствор и бетон готовили на временных заводах и доставляли на объекты самосвалами. Первые экскаваторы появились годом позднее.

На месте уральской тайги начали расти новые производственные корпуса, а с ними - и рабочий поселок.

В 1947 году началось строительство объектов второй промплощадки - механической, электротехнической и тепловой базы завода и города. В том же году были сданы в эксплуатацию:

  • первая капитальная школа на 420 мест — на ул. Строителей и первый детский сад— на ул. Первомайской

  • первые капитальные дома — № 5, 7, 10 и 28 на ул. Ленина

  • первый капитальный магазин — «Каменный» на ул. Ленина

  • административные здания — № 9 и 11 на ул. Дзержинского.

Летом 1947 года на Белоусовском озере был открыт первый пионерский лагерь для детей участников строительства.

Научным руководителем работ для получения высокообогащенного урана-235 газодиффузионным методом был назначен член-корреспондент АН СССР И.К. Кикоин. И. К. Кикоин был среди первых физиков, которые начали в 1943 году вместе с И. В. Курчатовым работу по развитию атомной науки и техники. Он принимал активное участие в создании Института атомной энергии имени И. В. Курчатова, где работал до конца своей жизни. Архивных документов найти не удалось, но устное предание гласит, что И.К. Кикоин принимал участие в выборе места для промышленной площадки. Уралу было отдано предпочтение перед Средним Поволжьем.

В июне 1949 года важнейшее задание партии и правительства было выполнено - сдана в эксплуатацию первая очередь Уральского электрохимического комбината и получена первая продукция – 75% изотопа U-235. За три года было построено 68 000 квадратных метров производственных площадей, комплекс производственного водоснабжения и электроснабжения.

К августу 1949 года в стране усилиями Специального комитета при Государственном Комитете Обороны СССР и Первого главного управления при Совете Министров СССР с привлечением всех отраслей промышленности, многих институтов и лабораторий, ОКБ и проектных институтов, большого количества специалистов, рабочих и даже заключенных были созданы объекты, предприятия, заводы и организации, обеспечившие создание и испытание первого ядерного заряда на Семипалатинском полигоне. И было это сделано всего за четыре года.

На комбинате в период монтажа и пуска в эксплуатацию первых диффузионных заводов в 1949-1952 гг. сложился уникальный по научному и творческому потенциалу коллектив. Принятый метод обогащения был основан на диффузии в газовой фазе UF6. Этот газ, как смесь изотопов U-238 и U-235, прокачивают мощными насосами через каскады пористых никелевых фильтров. Для получения сотен тысяч таких фильтров был разработан цех с высоким уровнем автоматизации. Эффект обогащения построен на разной проницаемости фильтров для изотопов U-238 и U-235.

Этот метод имеет существенный недостаток — чрезвычайную энергоемкость. Пришлось строить для этой цели мощную тепловую электростанцию в г. Верхний Тагил. Энергоемкий — значит дорогой. Но первые сотни килограмм металлического урана-235 для атомных бомб (критическая масса U-235 порядка 25 кг) были получены именно так уже в 1949 г. Первая советская бомба из U-235 была испытана в 1951 году. Наш комбинат был пионером в Советском Союзе по технологии разделения изотопов с использованием центрифуги. В настоящее время в эксплуатации находится поколение центрифуг, которые по производительности во много раз превосходят первые модели. Они могут работать без остановки более 15 лет с уровнем отказов, не превышающим десятой доли процента в год. Достаточно сказать, что 50% всех разделительных мощностей в мире находятся в Новоуральске. Здесь есть чему гордиться и нашей науке, и технике!

С ростом завода развивался и рабочий поселок. Специальным постановлением по развитию инфраструктуры Новоуральска от 6 апреля 1950 года Совет Министров СССР определил переход к многоэтажной городской застройке. Из городских объектов к тому времени уже были построены две школы, баня, столовая, кинотеатр «Родина», жилые дома на улицах Ленина, Строителей, Маяковского, Мамина - Сибиряка и Первомайской. До конца 1955 года в жилом секторе было введено в эксплуатацию 122 300 квадратных метров жилой площади, сданы главный корпус больницы и поликлиника, родильный дом, стадион с трибунами на 5 000 мест, техникум, Дом культуры и ряд других объектов.

23 апреля 1956 года на сессии Городского совета депутатов трудящихся был принят генеральный план перспективного развития города. Предусматривалось резкое увеличение строительства жилья, благоустройство реки Бунарка, строительство хлебозавода, нового больничного комплекса.

 

Дата третья.

«Поселок Верх-Нейвинск», «отделение № 2», «База № 5», «Стройка № 865», «Почтовый ящик 16» - такие разные адреса и названия имел город в период его становления и строительства завода № 813.

Тринадцать лет строился населенный пункт, менялись градообразующие предприятия: заводы № 484, № 261, СУМЗ-УЭХК, а заводской поселок все еще не имел своего названия и органов местного самоуправления - Совета депутатов трудящихся. Все его функции выполнял Административно-распорядительный отдел (АРО), созданный при директоре завода и начальнике Управления строительства № 865.

И только 17 марта 1954 года Указом президиума Верховного Совета РСФСР безымянный населенный пункт получил статус города и свое название Ново-Уральск (так в Указе), но почти 40 лет продолжал жить под чужим «номерным» - Свердловск-44.

 

Закрытые города

«Мы из Минсредмаша» — эта фраза хорошо знакома первопроходцам, стоявшим у истоков уникального газодиффузионного завода, который дал жизнь нашему городу.

Постановлением Совета Министров СССР от 26 июня 1953 года на базе предприятий и организаций ликвидированных Первого, Второго и Третьего главных управлений при Совете Министров СССР, подчинявшихся Специальному комитету при Совете Министров СССР, было образовано Министерство среднего машиностроения. Пять из десяти «закрытых городов» Минсредмаша были размещены на Урале не случайно: за годы войны этот регион превратился в самый мощный промышленный район страны. Сюда эвакуировали с Запада сотни предприятий с хорошо подготовленными инженерно-техническими специалистами и рабочими. Было учтено и то, что Урал богат природными ресурсами, и то, что в уральской тайге можно обеспечить тот уровень сверхсекретности, на котором настаивал И.В. Сталин. Эти и другие аргументы сыграли свою роль в пользу принятия решения о размещении на Урале первых предприятий по производству урана и плутония для атомных бомб.

Первый проект застройки города Новоуральска (тогда поселка при предприятии) был разработан ленинградским проектным институтом ГСПИ-II.

Условия жизни в «закрытых» городах можно было охарактеризовать как «развитой социализм».

Все учреждения и виды транспорта работали точно по расписанию, люди были законопослушными и, как правило, имели высшее, среднетехническое или среднее образование. Градообразующую основу «закрытых» городов составляли атомные комбинаты и заводы, НИИ, КБ, испытательные полигоны.

Высокий научный потенциал, новейшие технологии позволяли выпускать продукцию высочайшего качества, превосходящую по многим параметрам зарубежные аналоги. Все работали, ощущая государственную значимость выполняемых задач.

Своеобразным был и архитектурный облик этих городов, строившихся по единому генплану. За основу брались компактность и комплексность застройки, что существенно отличало их от большинства городов с «большой земли».

Проблема переименования Свердловска-44, как и всех «закрытых» городов (Красноярск-26, Томск-7 и т. д.), возникла осенью 1991 года в связи с запросом органов геодезии и картографии о том, под каким названием наносить город на новую российскую карту. Начиная с того времени вопрос о переименовании стал одним из центральных для горожан. Был проведен референдум. По Свердловску-44 предлагалось более 12 вариантов. Среди них: Бунарск, Верх-Нейвинск, Новоуральск, Екатеринбург-44, Демидовск, Атомград. 76% опрошенных высказались за название Верх-Нейвинск.

Но Постановление Правительства РФ от 4 января 1994 года расставило все точки над «I». «Закрытым» городам вернули названия, официально закрепленные за ними и означенные в 1954 году. (К слову, уже в те времена название Новоуральск писалось на депутатских, партийных билетах и удостоверениях и использовалось на официальных печатях и некоторых документах до 1966 года.)

Так была снят гриф «секретно» с названия нашего города. Но писаться название стало слитно не Ново-Уральск, а Новоуральск.

Кто придумал имя городу доподлинно неизвестно. Ходят разные легенды, не подтвержденные документально. Из воспоминаний Почётного гражданина г. Новоуральска Г. Д. Завады: «Пришло письмо из Министерства и Политуправления, нас просят дать предложения по названию нашего будущего города, надо три варианта. Письмо секретное, так что никому ничего не говори!».

В книге В.Л. Дешкевича «Воспоминания масс-спектрометриста» можно найти воспоминание о научном руководителе УЭХК Михаиле Васильевиче Якутовиче: «Я только что по ВЧ в Москву на запрос сообщил придуманное мной название города, на это мне понадобилось меньше пяти минут, я дал название «Новоуральск»».

Гриф секретности с названия сняли, однако, появилась новая аббревиатура «ЗАТО» - закрытое административно-территориальное образование. ЗАТО возникло в юридических документах еще в начале 90-х годов прошедшего века, официально было закреплено Законом Российской Федерации от 14 июля 1992 года, а вступило в силу с 1994 года. С 1996 года ЗАТО объединяет город Новоуральск и сельские населённые пункты: посёлок Мурзинка, село Тарасково, деревню Починок, деревню Пальники и деревню Елани. ЗАТО имеет единую территорию, органы местного самоуправления, муниципальную собственность и бюджет.

В связи с вводом в действие с начала 2006 года Федерального закона «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации» появилось новое толкование - Новоуральский городской округ (НГО), закрепленное новым Уставом НГО. Город Новоуральск является центром Новоуральского городского округа.

 

Составители:

МБУК "Новоуральский историко-краеведческий музей"

МБУК «Публичная библиотека» НГО

 

 

Использованы материалы:

Анурьев Ю. П. Новоуральск : годы и судьбы. - Екатеринбург, 1995. - 402 с. : ил.

Знакомые незнакомцы : Новоуральск. Лесной. Заречный / Берюхов В. Б. [и др.]. - Екатеринбург : Сократ, 2006. – 352 с. : ил.

Жидкова О. По улочкам нашего прошлого / О. Жидкова // Нейва. - 2003. - 9 дек. (№ 98). - С. 18.

Никаноров Д. О «зеленой волне» и видеонаблюдении / Д. Никаноров // Наша городская газета. - 2007. - 18 июля (№ 29). - С. 7.

Новоуральск: информ. Фотоальбом / авт. текста, сост. и оформл. В.В. Комаров. - Новоуральск: [б.и.], 1999. ─ 95 с.: ил.

Шмулевич Л. А. За бараками шумел лес… / Л. А. Шмулевич // Нейва. - 1999. - 16 февр. (№ 13). - С. 2.

 

 

  • Весь Новоуральск — справочник предприятий и организаций города Новоуральска
  • Сегодня
    6 апреля 2020 г.
    понедельник
  • Погода в Новоуральске
    t° воздуха   0 C°
  • Курсы ЦБ РФ
    EUR 77.96 +1.19
    USD 66.1 +1.26